ЖИТИЯ ОДИНЦОВСКИХ НОВОМУЧЕНИКОВ

Мученик Феодор (Федор Федорович Гусев)

День памяти — 19 января (1 февраля по новому стилю)

 

Мученик Феодор (Федор Федорович Гусев)

Родился 22 апреля 1874 года в селе Сидоровском Звенигородского уезда Московской губернии в семье крестьянина Федора Гусева. С раннего детства помогал отцу по хозяйству, поэтому образования не получил. В 1912 году Федора Федоровича, как имеющего большой авторитет, избрали сельским старостой, и оставался им в самые лютые годы гонений. Брат Федора Гусева был членом церковного совета и казначеем Николаевского храма в Сидоровском. В конце 1920-х годов стали загонять крестьян в колхозы, и племянник потребовал от своего отца уйти из церкви. Тот вышел из церковного совета и на его место в совет вошел в 1929 году Федор Федорович.

Федор сам обзавёлся хозяйством: имел дом, амбар, сарай, лошадь, корову, овец, поросят, был хороший хозяин и добрый человек, имел большую семью — 8 детей. Все дети были крещены. Позднее дочь вспоминала, что отец всю свою жизнь ходил в церковь и брал детей с собой: любил молиться и детей приучил к молитве. Федор всегда нес икону, когда ходил с крестным ходом по селам. Власти хотели арестовать «активного церковника» и подбирали к нему «ключи», пытались его опорочить. В 1933 году Федора Гусева и священника Никольской церкви привлекли к ответственности по ложному доносу, в котором доносчица утверждала, что будто бы священник и казначей оскорбили ее.

Суд, однако, не признал ее обвинения основательными и вынес оправдательный приговор. Во второй раз Федор Гусев был привлечен к ответственности в 1935 году за пропажу из храма некоторых вещей из церковной утвари, обвинен в недосмотре и приговорен к одному году условно. В первой половине 1937 года стало ясно, что гонения на Церковь усиливаются многократно. Дети догадывались об истинных причинах арестов и просили его оставить храм, но отец отвечал: «Не уйду из церкви. Я от Бога не откажусь. Заберут меня за Бога, а не за хулиганство». В августе 1937 года в село приехали сотрудники НКВД и стали вызывать крестьян, спрашивая о Федоре Гусеве, не ведет ли тот антисоветскую деятельность и агитацию. Большинство крестьян заявило, что ничего подобного от него не слышали. Но нашлись те, кто согласился подписать то, что хотелось получить от них НКВД. На основании лжесведений Федора Гусева арестовали 21 августа 1937 года и заключили сначала в камеру предварительного заключения при милиции в Голицыно, а затем отправили в тюрьму в Звенигород и здесь посадили в подвал. Начались допросы.

Фёдор Гусев был обвинён в контрреволюционной деятельности против советской власти. «Контрреволюционной деятельности, направленной против существующего советского строя, я не проводил и не провожу», — ответил Федор. Этим допросом следствие было завершено. Федора отправили сначала в Бутырскую тюрьму в Москве, а затем в Таганскую.

11 октября 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был  отправлен в Благовещенск, где в течение некоторого времени работал сторожем на огороде концлагеря. Фёдор Гусев был неграмотен и сам писать не умел.

Надиктовал родным письмо, что работает сторожем в лагерном огороде. В последнем письме рассказал: «Пухнут ноги. Чувствую себя плохо, наверное, умру на чужой земле». Мученик Феодор скончался в Югвостоклаге 1 февраля 1940 года и был погребен в безвестной могиле.